Краткое эссе: как отбирают имущество обманным путем

Нераскрытая тайна кризиса, который растет по всей Америке и в котором у людей отбирают право выкупа имущества, такова: после того, как производится лишение залогого имущества одним из кризисных банков, «спасенных» правительством в октябре 2008 г. (например Bank of America, Citibank, JPMorgan, Wells Fargo), вдруг оказывается, что компании Fannie May или Freddie Mac – зарегистрированные владельцы дома обыкновенного Джо.

Ньют Гингрич недавно признал, что принял сумму в 1,8 миллионов долларов от компании Freddie Mac (принимая от $25,000 до $30,000 в месяц в течение некоторого времени) за консультирование этой организации, ведущей нас к фашистской экономике. Гингрич утверждает, что поддерживает Fannie и Freddie потому, что считает, что у федерального правительства «должны быть программы поддержки, которые помогают людям с низким доходом приобретать дома». Но ведь Fannie и Freddie этим не занимаются и не занимались никогда. Когда правительство «помогает» кому-то что-то приобрести, субсидируя покупку (предоствив доступный кредит или цены ниже рыночных), на самом деле оно делает это что-то более дорогим. Помощь приобретать что-либо по завышенной цене из-за вашей помощи – это вовсе не помощь. Эти субсидии от Fannie и от Freddie вредят не только тем людям с низким доходом, которым они должны помогать – они своим субсидированием вредят всем и перекашивают весь рынок покупки домов.
Теперь же благотварительная деятельность Fannie и Freddie приняли опасный и неэтичный оборот. Точно так же как их предшественник в эпоху Великой Депрессии и Нового Курса – Regional Agricultural Credit Corp. (Региональная аграрная кредитная корпорация), Fannie и Freddie отнимают у людей дома с возрастающей и пугающей скоростью.

Мистер Гингрич либо не смыслит в экономике (ибо от правительственных субсидий имущество дорожает, а не дешевеет, и таким образом субсидии лишь вредят тем, кому должны помогать), или же он просто тщеславный циник и эгоист без всякого желания помочь своему ближнему.
Решайте вы сами.

В 2008Г., ПРАВИТЕЛЬСТВО ПРЕДОСТАВИЛО ДОТАЦИИ ДЕРЖАТЕЛЯМ ИПОТЕЧНЫХ ЦЕННЫХ БУМАГ И ВТОРИЧНЫМ СТРАХОВАТЕЛЯМ

Судя по фактам, Федеральный Резерв напечатал по меньшей мере 16 триллионов долларов во время спасения банков 2008 г. Однако, более важный вопрос заключается вот в чем: кто получил эти деньги и что получил в обмен Федеральный резерв? Ведь Федеральный резерв не печатает деньги просто так, а печатает их, чтобы покупать что-то. Обычно это для того, чтобы покупать ценные бумаги казны США. Но это изменилось в октябре 2008 г. В этом месяце и после этого Федеральный резерв печатал деньги, чтобы покупать ипотечные ценные бумаги (сокращенно MBS по-английски), в то время как эти ипотеки стремительно терялись за неуплату. Вам нужны доказательства? Вот ссылка на бухгалтерский баланс Федерального резерва, где указано, что у Федерального резерва в наличии ипотечные ценные бумаги стоимостью по меньшей мере триллион долларов, которые Федеральный резерв начал закупать в 2008 г.

Почему Федеральный резерв владеет всеми этими MBS? – Да потому, что когда обвалился «рынок» в сентябре 2008г., на самом деле провалилась махинации компаний Fannie, Freddie и Wall Street по обращению займов и ипотек в ценные бумаги. Количество ценных бумаг MBS, которые теряли платежеспособность все увеличивалось, и покупатели дериватов (страховых контрактов, лишенных исковой силы, расчитанных на уплату долга по MBS) начали подавать иски в страховые компаний (например AIG) и требовали оплаты.

Этот процесс начался в феврале 2007 г., когда банк HSBC объявил, что он потерял миллиарды в ценных бумагах MBS, и разросся в июне 2007 г., когда компания “Bear Stearns” объявила о 3,8 миллиардов долларов кредитных вложений MBS в только одном фонде “Bear Stearns”. Процесс набрал еще большую силу, когда “Bear Stearns” рухнула в июле и августе 2007 г. К сентябрю 2008 г. крах “Bear Stearns” послужил предупреждением другим, ибо посыпались иски за неуплату по деривативам из внебалансовых счетов, и – как сказал Алан Гринспэн – это может стать крахом всей финансовой системы Запада.

Частично в октябре 2008г. произошло вот что: Федеральный резерв выплатил производные обязательства AIG (Американской международной группы) и других компаний застрахованным (пенсионным фондам, хедж-фондам, крупным банкам и иностранным банкам), которые являлись владельцами контрактов, лишенных исковой силы, и тем не менее гарантировали оплату со стороны обыкновенного Джо. Чтобы понять это лучше, представьте себе, что в США произошла катастрофа, которая уничтожила все машины в США, и более того, что все они были застрахованы фирмой “Allstate”. Это и произошло с AIG. Когда рухнул рынок недвижимости, и люди, взявшие ссуды, перестали платить за заложенные дома, то производные обязательства AIG выросли то того уровня, когда они уже не могли (или не хотели) платить. И тут заступился Федеральный резерв в роли последнего защитника и выручил AIG (и скорее всего и других). Когда страховая компания оплачивает иск по частной собственности, то у нее есть права суброгации. Это означает, что когда компания оплачивает иск, то у нее есть права востребования той собственности, которую она страховала или права получения компенсации от лиц ответственных за потерю. В случае компании “Allstate,” – это разбитые в аварии машины. В случае AIG и Федерального резерва – это MBS. Вот что означают триллионы MBS в учете Федерального резерва: разбитые машины, которые теперь ликвидируются компаниями Fannie и Freddie по стоимости металлолома.

Спасибо, Господин Гингрич – отличный совет.

НИ FANNIE, НИ FREDDIE НЕ БЫЛИ МОИМ КРЕДИТОРОМ ИЛИ ИПОТЕКОДЕРЖАТЕЛЕМ. ТАК КАК ЖЕ ОНИ МОГУТ ЗАБРАТЬ У МЕНЯ ДОМ?

Для того, чтобы понять как случилось, что Федеральный резерв заплатил изначальному кредитору обыкновенного Джо (покупателю MBS), а теперь Fannie и Freddie пытаются забрать дом у Джо, сперва нужно хотя бы частично понять законы, связанные с ипотеками, и основы превращения кредитов и активов в ценные бумаги.

Разница между векселями и ипотеками

Когда Вы заключаете сделку о покупке дома, Вы подписываете два важных документа. Во-первых, Вы подписываете вексель, и это Ваше законное обещание уплатить долг. Вы подписываете ОДИН такой вексель – один, потому что это инструмент кредитования, который оплачивается «такому-то» лицу, а именно «кредитору», указанному в долговом векселе. Если бы Вы подписали два векселя суммой в $300,000 на ссуду от компании “Countrywide”, то могло бы оказаться, что Вы бы заплатили “Countrywide” или одному из из ее преемников $600,000.

Во время заключения сделки Вы подписываете ипотеку (или акт учреждения доверительной собственности в тех штатах, где так полагается по закону). Вы можете подписать более одной ипотеки – это возможно потому, что ипотека не является законным обещанием оплачивать что-либо. Вы можете подписывать хоть 50 ипотек относящихся к вашей ссуде от “Countrywide” на $300,000, и это никак не изменит ваших обязательств перед ним. Ипотека – это закладная. Закладная – да и только. Без векселя – закладная – ничто. Абсолютное ничто. Вы отдаете или предоставляете заложенный дом вашему изначальному кредитору в качестве обещания заплатить ему, что и представляет собой вексель. На языке недвижимости, Вы «отдаете» или «предоставляете ипотеку держателю» Вашей «закладной».

А если Вы сомневаетесь, есть ли у меня достаточная квалификация объяснять важность разницы между векселями и ипотеками, то поверьте – я знаю, о чем говорю. Я вел и выиграл быть может первое дело в стране о секьюритизированных ипотеках. Вот название дела: First National Bank of Elk River v. Independent Mortgage Services, 1996 WL 229236 (Minn. Ct. App. No. DX-95-1919).

В деле FNBER против IMS (IMS – правопреемник ипотеки), IMS претендовала на две ипотеки, связанные с ссудами (с векселями), которые были у моего клиента, First National Bank of Elk River (сокрещённо FNBER). После трёхдневного судебного разбирательства, где фирму IMS компетентно представлял бывший партнер международной адвокатской конторы «Dorsey & Whitney», мой клиент выиграл дело, и суд отменил письменную передачу ипотек компании IMS. Мой клиент выиграл дело не потому, что у меня такие замечательные способности, а потому, что у него были в наличии настоящие и изначальные векселя (которые должны были быть оплачены моему клиенту), и потому, что мой клиент «обслуживал» (то есть – получал оплату) эти ссуды на протяжении нескольких лет, несмотря на зафиксированную письменную передачу ипотеки. Во время судебного разбирательства факты показали, что IMS отказалась от ссуд, потому что они не подпадали под их требования секъюритизации. Короче говоря, компания IMS, будучи «письменным владельцем» ипотек, на самом деле не имела никаких доказательств, что эти ипотеки основаны на векселях. У неё не было ничего. С другой стороны, у банка FNBER были векселя, которые должны были быть ему оплачены, но не было письменного титула ипотеки. FNBER победил, потому что они владели векселями и имели право требовать оплату и таким образом оказались законными владельцами ипотек.

Мораль такова: если у Вас есть письменный титул на ипотеку, но Вы не можете доказать, что владеете векселями, на которых она основана и что Вы имеете право востребовать по ним оплату, то вы проиграете.
Это истинно в с случае 62 миллионами секьюритизированных займов.

Секьюритизация – машина без заднего хода
Ничего незаконного в секьюритизации, как таковой, нет. Закон уже давно признает права держателя векселя продавать пропорциональные проценты по векселям. Пока владелец продолжает быть владельцем, он имеет право использовать свои ипотечные права (забрать дом в случае неуплаты). Секьюритизация не противоречит традиционным законам о недвижимости и о лишении имущества за неуплату, если владелец ипотеки может доказать связь с владельцем векселя. Но современная секьюритизация так не работает.

В секьюритизацию ипотечного кредита сегодня вовлечено много сторон, но наиболее важные стороны и документы – те, которые необходимы для оценки права банка на конфискацию недвижимости, а именно:

(1) Кредитополучатель (Обыкновенный Джо);
(2) Исходный кредитор («Майк Наживкин и Ипотеки» или «Сбережения и займы Бэйли» – тот кто сидит за столом напротив Джо в момент оформления сделки;
(3) Исходный «Ипотекодержатель» (им может быть «Майк Н& И» или «Сбережения и займы Бэйли», но может быть кто угодно, включая «Существо из черной лагуны», выбранное через Электронная системау регистрации ипотек – MERS.
(4) «Обслуживатель» заема, указанный в PSA ( Соглашении о фондировании и обслуживании – CФО) – обычно это банк или любая другая организация, в названии которой есть слово «Обслуживатель» – это то, кому Джо платит деьги);
(5) Соглашение о фондировании и обслуживании (PSA) и Кредитный фонд PSA, созданный в соответствии с PSA;
(6) «Кредитный фонд» создается как «целенаправленный фонд» в соответствии с PSA и является его сердцевиной. В нем содержатся все секьюритизованне бумаги и ипотеки. Он также продает инвесторам ипотечные ценные бумаги (MBS) , и
(7) «Попечитель» кредитного фонда PSA отвечает за сохранность ипотечных векселей и ипотеки Джо и выпускает MBS.

«Обслуживатель» PSA является по сути Главным исполнительным директором и двигателем PSA. Без Обслуживателя машина секьюритизации не поедет. Обслуживатель – это та организация, которой Джо ежемесячно платит ипотеку (на самом деле, он платит по векселю, но вы понимаете о чем я). Если ипотека Джо много раз «продается», на самом деле продается не ипотека – продаются права на ее обслуживание. У Обслуживателя нет ни прав, ни права владения, ни процентов ни в долговом обязательстве, ни в ипотеке. Все права на получение им денег содержатся в PSA. PSA, а не ипотечные бумаги или обязательства Джо дают ему право забирать капельку наличных денег из ежемесячных выплат Джо до того, как он распределит остальное между покупателями ипотечных ценных бумаг.

Доверительный собсвенник PSA и неприкосновенность самой PSA жизненно важны для юридической силы PSA. Те, кто продвигают PSA (неизменные нарушители – Goldman Sachs, Lehman Bros, Merrill, Deutchebank, Barclays, и т.д.) убедили покупателей PSA расстаться с триллионами долларов, обосновав это тем, что они (продвигающие PSA) убедятся, что расписка Джо будет удостоверена должным образом каждым человеком или каждой организацией, которая прикасается к этой бумаге после того, как он подписал ее. Они убедили покупателей, что поместят вексель Джо и его ипотеку в доверительной фонд PSA (надежный как сейф) и что и расписка и ипотека будут храниться в этом доверительном фонде PSA под тщательным надзором, что доверительный собсвенник PSA будет хранить их в сохранности на протяжении 30 лет. К тому же, те, кто продвигают PSA, наняли адвокатские конторы с целью убедить покупателей MBS, что доверительный фонд PSA, который на самом деле финансируется больше, чем на 100% (выше себестоимости) покупателями MBS, и является настоящим владельцем векселя Джо и его ипотеки. Они также убеждали их, что фонд PSA (который использует чужие деньги) купил или скоро купит тысячи подобных векселей и ипотек в «настоящей сделке», в соотвествии с FASB 140.

PSA не распределяет доходы фонда таким образом, чтобы их можно было пропорционально отследить к конкретным займам. Из-за этого PSA в неверных руках (напривер – в руках Мозило из “Countrywide”) потенциально могут работать как мошенническая цепочка, когда PSA продает ссуды в своем доверительном фонде выше общей себестоимости и таким образом обманывает инвесторов MBS. Также, организаторы PSA не говорят Джо (на другом конце цепочки), что они продали его ссуду в $ 300.000 за $ 600.000. Они не говорят ему, что выплата покупателям MBS (и другим игрокам производных финансовых документов) может оказаться в несколько раз больше трехсот тысяч в случае неуплаты со стороны Джо.

Организаторы PSA могут покрывать свои обязательства перед покупателями MBS посредством дериватов (производных финансовых документов). Дериваты подобны страхованию дома от пожара, которое может купить каждый. Если все уверены, что дом Джо сгорит, и никто не заинтересован в предотвращении пожара, то его дом скорее всего сгорит. Отчасти именно из-за этого Уоррен Баффет назвал дериваты «финансовым оружием массового поражения». Это инструмент преумножения не входящих в баланс неразменных денег (скорее всего Федеральный резерв перестал публиковать скачкообразное увеличение размеров денежного агрегата М3 в 2006 году из-за мошенничества с дериватами и секьюритизацией ипотечных кредитов), к тому же создающий стимулы для мошенничества. Джо, находящийся на другом конце цепочки, не знает, что ведущий с ним переговоры «заимодатель» ничем не рискует и скорее всего получает комиссионные за то, что притащил Джо на эти переговоры. Одна из серьезных проблем современной секьюритизации заключается в разрушении правовых отношений сторон договора, согласно которым существуют только две договаривающие стороны, и только эти договаривающиеся стороны имеют право требовать выполнения обязательств или заключать новый контракт. Выражаясь проще, если А и Б заключают контракт, то В не может настаивать на осуществлении прав Б (если А не изъявил свое недвусмысленное согласие с этим, и В не является законным представителем Б). Досадный факт для Джо заключается в том, что он не может найти другую сторону своей сделки. Когда Джо говорит со своим «банком» (на деле – своим долговым агентом) и пытается изменить условия кредита, банк говорит ему, что некий загадочный «инвестор» не одобрит это. Банк не может это сделать, потому что инвестора на самом деле не существует, ему уже заплатили или же у него нет права договариваться об условиях займа.
Конечный инвестор Джо – Федеральный резерв, свидетельсвом чему является триллион MBS на его балансе. Хотя сейчас Fannie и Freddy якобы являются «владельцами» 80-ти процентов «ипотечных кредитов», на самом деле Фанни/Фредди – всего лишь агенты по конфискации имущества Федерального резерва. Между Джо и Фанни/Фредди нет никаких договорных отношений. Фанни, Фредди и Федеральный резерв это знают. Поэтому они используют «кризисные банки» (Bailout banks) как «фасад» для проведения этого процесса – «кризисный банк» (который также не имеет никакой явной законной связи с векселем, а следовательно, никаких договорных отношений с Джо) осуществляет мошенническое отчуждение имущества, создавая документальный «правовой титул», дающий им право на отчуждение собственности, и передает награбленное (дом Джо) Фанни и Фредди.
Правовой титул и законный титул
Почти все 62 миллиона секьюритизированных векселей определяют «Векселедержателя» как «любого, получившего вексель в результате цессии (передачи прав) и имеющего право на получение выплат по этому векселю…». Очень немногие держатели ипотечных облигаций могут показать, что они физически являются держателями векселя и ТАКЖЕ имеют право на получение выплат по этому векселю. Если у кризисного банка есть подлинник векселя, то он почему-то обычно подлежит к оплате по требованию какой-то другой (обычно обанкротившейся) компании.
Если вы – кризисный банк, и вы физически обладаете исходным ипотечным векселем, практически невозможно доказать, что он «подлежит к оплате по вашему требованию». Во-первых, вам придется объяснить, как вы получили этот вексель, который должен быть у доверителя фонда PSA, и почему он не подписан доверителем PSA. Во-вторых, даже если вы сможете показать, как вы получили этот вексель, будет очень трудно объяснить, почему вы имеете право на получение выплат, ничего не уплатив за него, и учитывая, что Федеральный резерв уже расплатился с первоначальными заимодателями. В-третьих, поскольку ипотека является ценной бумагой, оплата которой производится векселедержателю и только векселедержателю, если вы не можете доказать своих законных прав на получение выплат по векселю, все что у вас есть – это «запись» правового титула ипотеки. У вас есть «полномочие» на отчуждение имущества (потому что суды верят занесенным в дела документам), что не обязательно равняется «законному праву» на отчуждение. Вспомните дело «FNBER против IMS».
Скандал с «робоклерками», о котором несколько месяцев назад рассказала программа «60 минут», – это симптом данной проблематичной разницы между документальным «правовым титулом» и «законным титулом». В «60 минутах» показали, что кризисные банки нанимают 16-летних независимых агентов из глубинки, выдающих себя за вице-президентов и подписывающих ипотеки, которые они якобы заносят в архивы округа. Это эффективный способ для того, чтобы кризисный банк получил «правовой титул» на «ипотеку». В отличие реальных вице-президентов банков, которые должны следовать закону Сарбейнса-Оксли, у 16-летних работники из глубинки нет причин спрашивать: «Где вексель?», «Наш банк является векселедержателем?» – или: «У нашего банка есть право получения выплат по этому векселю?».
Federal Office of the Comptroller of the Currency (Управление контролера денежного обращения – OCC) и Office of Thrift Supervision (Управление по надзору за сберегательными учреждениями – OTS) согласны с этими выводами. В апреле 2011-го года эти органы издали официальное порицание в отношении деятельности кризисных банков по лишению прав на недвижимое имущество:
…не всегда убеждались в том, что либо вексель, либо ипотечный договор должным образом индоссированы или приписаны, и, если необходимо, находятся во владении должного лица в должное время…
OCC и OTS также обнаружили, что кризисные банки «не обеспечили достаточного контроля за адвокатами и другими сторонними организациями, предоставляющими услуги в сфере конфискации недвижимости».
И наконец, кризисные банки согласились с критикой OCC и OTS, признав, что их действия были «небезопасными и рискованными».
В своем «Предписании и распоряжениях о мировом соглашении» (Order and Consent Decrees), OCC и OTS осудило деятельность неизменных нарушителей: Bank of America, Citibank, HSBC, JPMorgan Chase, MetLife, MERSCorp, PNC Bank, US Bank, Wells Fargo, Aurora Bank, Everbank, OneWest Bank, IMB HoldCo LLC, и Sovereign Bank.
Хотя эти распоряжения OCC и OTS – всего лишь легкий выговор за мошенничество в крупных масштабах, они по крайней мере открывают часть правды. В ответ на распоряжение OCC, правила Электронной системы регистрации ипотек (Mortgage Electronic Registration Systems – MERS) были изменены (см. правило 8), и теперь требуют, чтобы адвокаты, производящие отчуждение заложенного недвижимого имущества, указывали «векселедержателя» до начала процесса конфискации.
ЭНДШПИЛЬ ФАННИ/ФРЕДДИ НЬЮТА ГИНГРИЧА: ПЛАНТАЦИЯ “США”
Те из нас, кто борется с банками, около года назад начали замечать тревожную тенденцию. Фанни и Фредди начали все чаще предъявлять иски по титулам и лишать домовладельцев жилья. Вот как работает этот процесс на примере Банка Америки (Bank of America). У обыкновенного Джо была секьюритизированная ссуда от Countrywide. Countrywide, которой с таким же успехом могла бы управлять семья Гамбино с их знанием мошеннических «цепочек» компаний, никогда не следовала правилам PSA, совершенно не интересовалась оригиналами векселей и никогда не помещала оригиналы векселей в Фонд PSA. Countrywide накрывается медным тазом. Bank of America (BOA) выкупает Countrywid, заключив, возможно, самую неудачную сделку в истории корпоративной Америки, приобретая в результате больше пассивов, чем активов. Bank of America понимает, что он купил огромный мешок дерьма (нет векселей = нет ипотек = большая проблема) и поэтому создает кампанию под названием «BAC Home Loans LLP», главным партнером которой является другая дочерняя компания BOA.
Задачей этих дочерних компаний BOA – как можно скорее ликвидировать портфель ценных бумаг Countrywide, а также перенести ответственность на две небольшие дочерние фирмы. BOA использует BAC Home Loans LLP для проведения конфискации дома Джо. BAC Home Loans LLP скармливает местным адвокатам по ипотеке липовые, подписанные робоклерками документы, которые показывают «документальный» перевод ипотеки Countrywide кампании BAC Home Loans LLP. BAC Home Loans LLP «покупает» дом Джо на продаже с торгов, используя в качестве средств для покупки задолженность Джо кампании Countrywide. Кампания BAC Home Loans LLP никак не связана с векселем Джо и не имеет никаких доказательств своей связи с его векселем, поэтому она быстро передает недвижимое имущество Джо в собственность Фанни и Фредди.
Когда приходит время выгнать Джо из его дома, в процессе о выселении фигурирует Фанни Мэй. Когда эту кампанию попросят раскрыть карты, Фанни заявит, что владеет правами на дом Джо по «документу об освобождении от претензий» или на основании передачи прав по сертификату торгов. Усугубляет дело то, что хотя Джо, возможно, потратил годы на попытку добиться пересмотра оплаты кредита BOA и наверное умолял BOA разрешить выплату 1 тысячи долларов в месяц, если банк может не забирать дом, Фанни теперь утверждает, что BOA передал им недвижимую собственность Джо бесплатно. Да, бесплатно. Все окружные архивисты требуют от покупателей недвижимого имущества докладывать стоимость покупки для вычисления налога на недвижимость. Фанни утверждает в подаваемых документах, что они ничего не заплатили за дом Джо, и к тому же лживо утверждает, что кампания не подлежит налогообложению, поскольку является правительственным агентством. Они не являются правительственным агентством. Они являются организацией, финансируемой правительством, которая в настоящий момент находится под внешним юридическим надзором правительства США.
Хороший совет, Ньют.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Очевидно, что правительство США настолько обеднело, что оно пойдет на любые меры, чтобы оплатить свои долги, включая кражу дома обычного Джо.
Именно в такие изменения верят Барак Обама и Ньют Гингрич.
ПРИЛОЖЕНИЕ
Все большее и большее количество судов соглашается с тем, что банки «внутри» PSA не имеют никакой законной основы (они ничего не теряют и не могут показать, что являются «потерпевшими по факту»), не являются «действительными заинтересованными сторонами» (не могут показать, что они следовали правилам PSA или как-то иначе «имеют право на взыскание» по векселю) и что существуют сомнения, возможно ли вообще надлежащим образом оформить секьюритизацию ипотеки.
Слабость позиции банков чаще всего выявляется в судах о банкротстве, поскольку именно тогда от них требуют раскрыть карты и объяснить утверждения о законных правах, а не просто о «документальном подтверждении» прав на отчуждение недвижимого имущества. Все большее количество судов признает, что без доказательства права на реальный исходный вексель, обладание закладной по ипотеке ничего не значит.
Недавняя брешь в позиции банков – решение Восьмого федерального окружного апелляционного суда в деле Re Banks, No. 11-6025 (8th Cir., Sept. 13, 2011). В этом разбирательстве банк попытался добиться отчуждения в деле о банкротстве. У банка был вексель с другим указанным получателем платежа; иными словами, «банк В» проводил отчуждение ипотеки, но в векселе в качестве получателя был указан «банк Б», который выписал бланковый индоссамент. Банк В утверждал, что у него есть право на отчуждение залоговой недвижимости, поскольку на векселе есть бланковый индоссамент и он подписан «без права обратного требования». Суд постановил, что этого недостаточно для установления полной цепочки от титула к векселю, пересмотрел решение низшего суда и вернул ему дело для дальнейшего выяснения того, когда и как банк В приобрел этот вексель.
См также, Re Aagard, No. 810-77338-reg (Bankr. E.D.N.Y., Feb. 10, 2011) (Судья Гроссман строго критикует электронную систему MERS за недостаток законных основ, работу в качестве участника договора и агента одновременно и комментирует, что указанный в качестве представляемого MERS юридического лица US Bank не смог предъявить доказательств, что он является действительным владельцем векселя); в деле Re Vargas, No. 08-17036SB (Bankr. C.D. Cal., Sept. 30, 2008) (Судья Баффорд правильно применил правила предьявления доказательств и постановил, что MERS не может доказать права на владение домом 83-летнего м-ра Варгаса, основываясь на показаниях клерка нижнего звена, который не мог свидетельствовать о законном титуле на исходный вексель); в деле Re Walker, Bankr. E.D. Cal. No. 10-21656-E-11(May 20, 2010) (было постановлено, что ни MERS, ни указанный залогодержатель не могут доказать, что они являются «действительными заинтересованными сторонами», поскольку ни один из них не смог предоставить доказательств местонахождения ни исходного векселя, ни тем более их прав на этот вексель); Landmark v.Kesler, 216 P.2d 158 (Kan. 2009) (в этом деле Верховный суд Канзаса дает самый убедительный анализ проблемы, созданной секьюритизацией – «разделение» векселя и ипотечного договора, действительные заинтересованные стороны и неизменная проблема ипотекодержателя, когда он не может показать что у него есть полное и необремененное право собственности на вексель); U.S. Bank Nat’l Ass’n v. Ibanez, 941 NE 40 (Mass. 2011), (Верховный суд Массачузетса отказал в попытках двух банков получить «неоспоримый титул собственности» после отчуждения недвижимого имущества, поскольку предоставленные этими банками доказательства не показали права на обладание ни ипотекой, ни векселями до проведения торгов); и Jackson v. MERS, 770 N.W.2d 489 (Minn. 2009) (безоговорочное требование Федерального суда к Верховному суду штата Миннесота с просьбой одобрения его решения наиболее примечательно в свете несогласия единственного избранного волей народа судьи Алана Пэйджа, – известного игрока американского футбола, – который выразил мнение, что MERS должен «пойти подальше» и повиноваться стандартам штата по делопроизводству)